0b2c0667

Кларк Артур Чарлз - Да Будет Свет !



Артур Кларк
Да будет свет!
Разговор снова зашел о лучах смерти, и некий ехидный критик принялся
высмеивать обложки старых журналов фантастики, где часто изображались
разноцветные лучи, сеющие вокруг смерть и разрушение.
- Какое элементарное научное невежество! - фыркнул он. - Любое видимое
излучение безвредно. Будь это не так, люди бы не выжили. Поэтому всем
следует знать, что лучи смерти любого цвета... да хоть в шотландскую
клеточку - полная чушь. Можно даже вывести закон: если луч видимый, он не
причинит вреда.
- Интересная теория, - заметил Гарри Парвис, - однако она расходится с
фактами. Единственный луч смерти, который мне лично довелось увидеть, был
очень даже видимым.
- Правда? И какого же он был цвета?
- До этого скоро дойдет очередь - если попросите рассказать. Кстати,
раз уж мы вспомнили про очередь...
Очередь ставить всем пиво дошла до Чарли Уиллиса. Мы успели поймать его
на выходе из бара и немного попрактиковались на нем в отработке приемов
джиу-джитсу, пока все кружки снова не наполнились. Затем в "Белом олене"
наступила та странная и наполненная предвкушением тайны тишина, в которой
завсегдатаи безошибочно распознают прелюдию к очередной невероятной
истории Гарри Парвиса.
Эдгар и Мэри Бартон были неподходящими супругами, и никто из их друзей
не мог толком объяснить, почему они вообще поженились. Возможно, самое
циничное объяснение и было самым правильным: Эдгар был почти на двадцать
лет старше жены и заработал на бирже четверть миллиона, после чего
удалился от дел, будучи для такого решения необычно молодым. Он поставил
перед собой финансовую цель, упорно трудился ради ее достижения, а когда
на его банковском счету появилась желаемая цифра, мгновенно утратил все
амбиции. Отныне он намеревался вести жизнь сельского джентльмена и
посвятить оставшиеся годы своему единственному и всепоглощающему хобби -
астрономии.
Многие почему-то удивляются тому, что интерес к астрономии совместим с
деловой хваткой или даже со здравым смыслом. "Это чистейшей воды
заблуждение, - с чувством произнес Гарри, - однажды меня практически до
белья обчистил в покер профессор астрофизики из Калифорнийского
технологического института". Но в случае с Эдгаром в одном и том же
человеке уживались как проницательный ум, так и легкая непрактичность.
Заработав деньги, он потерял к ним дальнейший интерес - и не только к ним,
а практически ко всему на свете, за исключением сборки все более и более
крупных телескопов-рефлекторов.
Удалившись на покой, Эдгар купил прекрасный старинный дом в Йоркшире,
стоящий на холме в окружении поросших вереском торфяников. Местность там
была вовсе не настолько унылой, как может показаться; с холма открывался
замечательный вид, а на "бентли" можно было доехать до ближайшего городка
всего за пятнадцать минут. Но все равно смена обстановки не совсем
устраивала Мэри и ей было трудно не посочувствовать. Работать ей не
приходилось, поскольку с домашними делами управлялась прислуга, а
интеллектуальных занятий почти не имелось. Она ездила по округе на машине,
записалась во все книжные клубы, читала "Сплетника" и "Сельскую жизнь" от
корки до корки, но все равно чувствовала, что ей чего-то не хватает.
Объект своих желаний она отыскала через четыре месяца на ничем иначе не
примечательном деревенском празднике. Он был ростом шесть футов три дюйма,
бывший гвардеец, и происходил из семьи, в которой завоевание Англии
норманнами считалось недавней и неслыханной наглостью. Звали его Руперт